Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 81
 
Иль заберёт меня земная твердь,
Иль ты уйдёшь в безмолвие гранита,
Тебя не вырвет из сонета смерть,
Хоть я исчезну всеми позабытый.
 
В строках любви ты стала Божеством,
И пусть покину этот мир навечно,
Твоей красы нетленной волшебство
В сердцах людей пребудет бесконечно.
 
Твой памятник – мой искренний сонет,
Кто не рождён, прочтёт его в грядущем.
Мы все умрём, покинув этот свет,
Лишь ты одна бессмертна средь живущих:
 
Ты будешь жить всегда в моих стихах
Любовью и дыханьем на устах.
 
 
Or I shall live your epitaph to make,
Or you survive, when I in earth am rotten,
From hence your memory death cannot take,
Although in me each part will be forgotten.
 
Your name from hence immortal life shall have,
Though I, once gone, to all the world must die.
The earth can yield me but a common grave,
When you entombed in men's eyes shall lie.
 
Your monument shall be my gentle verse,
Which eyes not yet created shall o'er-read,
And tongues to be your being shall rehearse
When all the breathers of this world are dead.
 
You still shall live, such virtue hath my pen,
Where breath most breathes, ev’n in the mouths of men.
 
 

 
15.11.2017 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Картина – Charles Edward Perugini
Музыка – В. Моцардо

 

 

Подстрочный перевод

Либо я переживу тебя и напишу твою эпитафию,
или ты еще будешь жива, когда я сгнию в земле,
отсюда (из сонета) смерть не сможет забрать память о тебе,
хотя я буду всецело забыт.

Твое имя отсюда получит бессмертную жизнь,
хотя я, когда уйду, буду мертв для всего мира.
Земля может предоставить мне только простую могилу,
тогда как ты будешь сохранена в глазах людей (пребудешь в душах людей).

Памятником тебе станут мои нежные стихи,
которые будут перечитывать глаза людей, еще не рожденных на свет (которые будут читать глаза будущих поколений),
и все языки (наречия) будут заново рассказывать о тебе,
когда все, кто сейчас дышат в этом мире, уже умрут.

Ты всегда будешь жить – моя ручка обладает такой силой (такое свойство имеет мое перо),
там, где дыханье (жизни) более всего дышит жизнью (везде, где есть поэзия), особенно в устах людей.
 

 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Тебе ль меня придется хоронить
Иль мне тебя, - не знаю, друг мой милый.
Но пусть судьбы твоей прервется нить,
Твой образ не исчезнет за могилой.
 
Ты сохранишь и жизнь и красоту,
А от меня ничто не сохранится.
На кладбище покой я обрету,
А твой приют - открытая гробница.
 
Твой памятник - восторженный мой стих.
Кто не рожден еще, его услышит.
И мир повторит повесть дней твоих,
Когда умрут все те, кто ныне дышит.
 
Ты будешь жить, земной покинув прах,
Там, где живет дыханье, - на устах!