Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 48
 
Как осторожен был, собравшись в путь,
Я с каждой драгоценностью своей,
Решив в ларце железном их замкнуть,
Чтобы надежней было и верней.
 
Лишь ты, моя услада и печаль,
Ценней сокровищ, радующих взор.
И в страхе я листаю календарь –
Тебя похитить может всякий вор.
 
Нельзя любовь от чуждых глаз сокрыть,
Держать ее насильно взаперти.
Твой образ в сердце я могу хранить,
Где ты вольна остаться иль уйти...
 
Тебе, мой друг, так высока цена,
Что даже честность станет нечестна.
 
 
How careful was I, when I took my way,
Each trifle under truest bars to thrust,
That to my use it might un-used stay
From hands of falsehood, in sure wards of trust!
 
But thou, to whom my jewels trifles are,
Most worthy comfort, now my greatest grief,
Thou best of dearest, and mine only care,
Art left the prey of every vulgar thief.
 
Thee have I not locked up in any chest,
Save where thou art not, though I feel thou art,
Within the gentle closure of my breast,
From whence at pleasure thou mayst come and part;
 
And even thence thou wilt be stol'n, I fear,
For truth proves thievish for a prize so dear.
 

 
 
15.11.2012 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Песня – Garou
Картина – Эмиль Вернон

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Как я заботился, когда отправлялся в путь,
поместить каждую безделицу под крепчайшие запоры,
чтобы для моей пользы она осталась нетронутой,
сохранить от нечестных рук, под надежной охраной!
 
Но ты, рядом с которой мои драгоценности - безделицы,
мое самое ценное утешение, а теперь - моя величайшая печаль,
ты, лучшая из всего, что есть дорогого, и моя единственная забота,
оставлена добычей для любого вульгарного вора.
 
Тебя я не запер ни в какой сундук,
а только храню там, где тебя нет, хотя я чувствую, что есть,
в нежном узилище моей груди,
которое для своего удовольствия ты можешь посещать и оставлять,
 
и даже оттуда, я боюсь, ты будешь украдена,
так как даже честность склонна к воровству ради такого драгоценного трофея.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Заботливо готовясь в дальний путь,
Я безделушки запер на замок,
Чтоб на мое богатство посягнуть
Незваный гость какой-нибудь не мог.
 
А ты, кого мне больше жизни жаль,
Пред кем и золото - блестящий сор,
Моя утеха и моя печаль,
Тебя любой похитить может вор.
 
В каком ларце таить мне божество,
Чтоб сохранить навеки взаперти?
Где, как не в тайне сердца моего,
Откуда ты всегда вольна уйти.
 
Боюсь, и там нельзя укрыть алмаз,
Приманчивый для самых честных глаз!