Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 46
 
Глаза и сердце с давних пор в войне,
Деля прекрасный образ божества –
Глаза хотят владеть тобой вдвойне,
А сердце отрицает их права.
 
Оно твердит, что ты живёшь лишь в нём,
Где свет любви, а не сиянье глаз,
Но говорят ответчики вдвоём,
Что ты лишь с ними в прошлом и сейчас.
 
Мой суд из мыслей, чтобы рассудить
И завершить навечно этот спор,
Решив глаза и сердце помирить,
Свой справедливый вынес приговор –
 
В моих стихах звучит он вновь и вновь:
Глазам – твой облик, сердцу – всю любовь.
 

 Mine eye and heart are at a mortal war
How to divide the conquest of thy sight;
Mine eye my heart thy picture's sight would bar,
My heart mine eye the freedom of that right.
 
My heart doth plead that thou in him dost lie-
A closet never pierced with crystal eyes-
But the defendant doth that plea deny
And says in him thy fair appearance lies.
 
To 'cide this title is impanneled
A quest of thoughts, all tenants to the heart,
And by their verdict is determined
The clear eye's moiety and the dear heart's part:
 
As thus; mine eye's due is thy outward part,
And my heart's right thy inward love of heart.
 

 
 
19.06.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Фото – Милен Демонжо
Песня – Nat King Cole

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Мои глаза и сердце ведут смертельную войну:
как поделить завоевание - твой зримый образ;
глаза хотели бы запретить сердцу видеть твое изображение,
а сердце отказывает глазам в осуществлении этого права.
 
Мое сердце просит (умоляет) тебя жить в нем -
в шкатулке (потаенном месте), куда не проникнет взгляд хрустальных (ясных) глаз,
но ответчики отвергают эту просьбу
и говорят, что твой прекрасный образ находится в них.
 
Чтобы решить этот спор о праве собственности, учреждено
Дознание (суд) из мыслей, которые все являются арендаторами сердца,
и по их вердикту определены
доля ясных глаз и драгоценная часть, отводимая для сердца.
 
Итак, моим глазам причитается твоя внешняя часть (внешность, облик),
а сердце имеет право на то, что внутри, - твою сердечную любовь.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Мой глаз и сердце - издавна в борьбе:
Они тебя не могут поделить.
Мой глаз твой образ требует себе,
А сердце в сердце хочет утаить.
 
Клянется сердце верное, что ты
Невидимо для глаз хранишься в нем.
А глаз уверен, что твои черты
Хранит он в чистом зеркале своем.
 
Чтоб рассудить междоусобный спор,
Собрались мысли за столом суда
И помирить решили ясный взор
И дорогое сердце навсегда.
 
Они на части разделили клад,
Доверив сердце сердцу, взгляду - взгляд.
 
 
 
 
 
Милен Демонжо (настоящее имя Мари-Элен Демонжо, фр. Marie-Hélène Demongeot, род. 29 сентября 1935 года, Ницца) - французская киноактриса и писательница.
 
Демонжо гордится своими славянскими корнями. Ее мама - Клавдия Трубникова родилась в Харькове в 1905 году. После большевистского переворота покинула родной город, через всю Россию доехала до Хабаровска. Оттуда попала в Шанхай, а потом добралась до Ниццы. Милен появилась на свет в столице Лазурного побережья, в клинике «Царевич». Историю своей матери актриса поведала в книге «Харьковская сирень».
 
«В моем характере и во внешности много русского, - рассказывала актриса, - человек я увлекающийся, щедрый, непосредственный, легкомысленный, порой нетерпимый и нетерпеливый. Люблю праздники, много смеюсь, но и часто плачу».
 
В кино Милен дебютировала в 17 лет. Первую роль ей предложил уроженец Петербурга режиссер Леонид Могий в картине «Дети любви». На сегодняшний день в послужном списке Демонжо более 80 фильмов, в том числе два десятка телевизионных. Но настоящую славу ей принесла роль Миледи в «Трех мушкетерах», а также «Фантомас» с Жаном Маре и Луи де Фюнесом и «Салемские колдуньи» с Симоной Синьоре и Ивом Монтаном.
 
Мужем Милен Демонжо в течение 35 лет, до самой своей смерти, был Марк Сименон - сын писателя Жоржа Сименона.
 
В июле 2006 года награждена орденом Искусств и Литературы командорской степени.
 
Милен Демонжо является Почётным Президентом Международного фестиваля короткометражного кино «Харьковская сирень».