Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 43

Когда глаза закрыты, в темноте
Тебя я вижу, мир весь забывая.
Лишь светлый сон о любящей душе
Меня влечёт, с тобой соединяя.
 
Любимая, во мраке даже тень
Твоей улыбки нежностью сияет,
И образ твой, как лучезарный день,
Мою печаль любовью освещает.
 
Каким бы счастьем стало для меня
В твоих объятьях, ангел, вновь проснуться,
Где сновиденье было явью дня,
Где к вечности смогли мы прикоснуться...
 
Дни без тебя как будто мрак ночной,
Лишь сны в ночи освещены тобой.
 
 
When most I wink, then do mine eyes best see,
For all the day they view things unrespected;
But when I sleep, in dreams they look on thee,
And darkly bright, are bright in dark directed.
 
Then thou, whose shadow shadows doth make bright,
How would thy shadow's form form happy show
To the clear day with thy much clearer light,
When to unseeing eyes thy shade shines so!
 
How would (I say) mine eyes be blessed made,
By looking on thee in the living day,
When in dead night thy fair imperfect shade
Through heavy sleep on sightless eyes doth stay!
 
All days are nights to see till I see thee,
And nights bright days when dreams do show thee me.

 
 
 
18.06.2015 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Песня – Фрэнк Синатра
Фото – Ава Гарднер

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Чем больше я смежаю глаза, тем лучше они видят,
так как весь день они глядят на вещи нестоящие (мелкие, пошлые),
но когда я сплю, во сне они смотрят на тебя
и закрытые направляют светлый взгляд в темноту.
 
Твоя тень делает светлыми тени,
каким же прекрасным зрелищем была бы вещественная форма этого образа
при свете дня и твоем гораздо более ярком свете,
если для невидящих (закрытых) глаз твоя тень так сияет!
 
Какое было бы (я говорю) благословение (счастье) для моих глаз
смотреть на тебя среди живого дня,
когда в мертвой ночи твоя прекрасная, хотя и несовершенная тень (образ)
сквозь тяжелый сон запечатлевается в незрячих (закрытых) глазах!
 
Все дни мне видятся ночами, пока я не вижу тебя,
а все ночи - ясными днями, когда сны мне показывают тебя.
 
 

Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Смежая веки, вижу я острей.
Открыв глаза, гляжу, не замечая,
Но светел темный взгляд моих очей,
Когда во сне к тебе их обращаю.
 
И если так светла ночная тень -
Твоей неясной тени отраженье, -
То как велик твой свет в лучистый день,
Насколько явь светлее сновиденья!
 
Каким бы счастьем было для меня -
Проснувшись утром, увидать воочью
Тот ясный лик в лучах живого дня,
Что мне светил туманно мертвой ночью.
 
День без тебя казался ночью мне,
А день я видел по ночам во сне.
 
 

 
Ава Гарднер родилась в Смитфилде, в штате Северная Каролина, и была младшей из семи детей в семье фермеров Йонаса и Мэри Гарднер. Начала сниматься в кино ещё до Второй мировой войны. Первый ощутимый успех пришёл с фильмом «Убийцы» (1946) — классическим кино в послевоенном жанре нуар. В 1950-е годы Гарднер начали раскручивать под девизом «самое сексуальное создание на земле». Пиком карьеры Авы стали главные роли в фильмах «Снега Килиманджаро» с Грегори Пеком (1952) и «Могамбо» с Кларком Гейблом (1953), за который актриса была номинирована на премию «Оскар».
В 1976 году снялась в советско-американском фильме «Синяя птица».
Помимо работы в кино, Ава Гарднер всегда была излюбленным фигурантом колонок светской хроники. Она была замужем три раза — в 1941—1943 годах за кинозвездой Микки Руни, в 1945—1946 годах — за королём свинга Арти Шоу и в 1951—1957 годах за Фрэнком Синатрой.
Последние годы своей жизни Ава Гарднер провела в Лондоне. В 1986 году актриса перенесла два инсульта, оставившие её частично парализованной и прикованной к постели. Медицинские счета Гарднер оплачивал её бывший муж Фрэнк Синатра. 25 января 1990 года актриса в возрасте 67 лет скончалась от пневмонии. Её последними словами были: «Я так устала…». Грегори Пек, близкий друг и партнёр Гарднер по фильмам «Снега Килиманджаро» (1952) и «На берегу» (1959), забрал Морган, собаку Гарднер, и её домработницу Кармен Варгас с собой в Лос-Анджелес.