Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 24
 
Мой взор – художник вновь запечатлел
На холст любви твой образ совершенный;
Я в раму восхищения одел
Прекрасный лик, родной и драгоценный.
 
Через меня, любимая, смотри
На свой портрет, что свят и непорочен,
Который навсегда в моей груди,
Где окна сердца, ангел, твои очи.
 
Нам честь и благо принесли глаза:
Мои – прославив облик твой чудесный,
Твои – как солнце в синих небесах,
Согрев наш мир чувствительностью нежной.
 
Но взор не станет силой красоты
Без грёз, без лиры сердца и мечты.
 
 
Mine eye hath play'd the painter and hath stell'd
Thy beauty's form in table of my heart;
My body is the frame wherein 'tis held,
And perspective it is the painter's art.
 
For through the painter must you see his skill,
To find where your true image pictured lies;
Which in my bosom's shop is hanging still,
That hath his windows glazed with thine eyes.
 
Now see what good turns eyes for eyes have done:
Mine eyes have drawn thy shape, and thine for me
Are windows to my breast, where-through the sun
Delights to peep, to gaze therein on thee;
 
Yet eyes this cunning want to grace their art;
They draw but what they see, know not the heart
 

 
 
30.08.2019 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – Jon Paul
Песня – Perry Como

 
 
 
 
Подстрочный перевод
 
Мои глаза действовали как художник и запечатлели
форму (облик) твоей красоты на холсте моего сердца;
мое тело - это рама, в которой она (твоя красота) содержится,
а перспектива - мастерство художника.
 
Через художника ты должна видеть его мастерство (смотреть с его точки зрения, чтобы увидеть его умение),
чтобы найти (увидеть) картину твоей истинной внешности,
которая до сих пор висит в мастерской моего сердца,
и твои глаза стали его (сердца) окнами.
 
Теперь посмотри, какое благо наши глаза сделали друг другу:
мои глаза изобразили твой облик, а твои (глаза) для меня -
окна моей груди (моего сердца), через которые солнце
любит заглядывать, чтобы внутри увидеть тебя;
 
Но глазам не хватает умения, чтобы украсить (сделать лучше, добавить идеальности, совершенства) их предмет искусства;
они могут рисовать только то, что видят, не зная (не учитывая) сердца (любви).
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Мой глаз гравером стал и образ твой
Запечатлел в моей груди правдиво.
С тех пор служу я рамою живой,
А лучшее в искусстве - перспектива.
 
Сквозь мастера смотри на мастерство,
Чтоб свой портрет увидеть в этой раме.
Та мастерская, что хранит его,
Застеклена любимыми глазами.
 
Мои глаза с твоими так дружны,
Моими я тебя в душе рисую.
Через твои с небесной вышины
Заглядывает солнце в мастерскую.
 
Увы, моим глазам через окно
Твое увидеть сердце не дано.