Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 23
 
Я, как актёр, забывший свою роль
И потерявший в страхе все слова,
Как схимник, причинявший себе боль
Пред алтарём святого Божества,


Теряю всё, что нужно мне сказать
В молитве страстной веры и любви,
От силы чувств, которых описать
Слова мои в бессилье не смогли.


Пускай мой взгляд – зеркальный облик грёз,
Расскажет лучше самых мудрых слов
О той любви, что выше ярких звёзд
И больше всех написанных стихов…
 
Смотреть умом умеем мы давно,
Глазами слушать лишь любви дано.
 
 
As an imperfect actor on the stage,
Who with his fear is put besides his part,
Or some fierce thing replete with too much rage,
Whose strength's abundance weakens his own heart;
 
So I, for fear of trust, forget to say
The perfect ceremony of love's rite,
And in mine own love's strength seem to decay,
O'ercharged with burden of mine own love's might:
 
О let my looks be then the eloquence
And dumb presagers of my speaking breast,
Who plead for love, and look for recompense,
More than that tongue that more hath more expressed.
 
О learn to read what silent love hath writ:
To hear with eyes belongs to love's fine wit.
 

 
 
27.05.2012 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – Ольга Налётова
Музыка – Pan Flute

 
 

 
Подстрочный перевод
 
Как плохой актер на сцене,
от страха выбивающийся из роли,
или некое свирепое существо, переполненное яростью,
у которого от избытка мощи слабеет собственное сердце;
 
так я, робеющий от ответственности, забываю произнести
совершенные формулы любовного ритуала,
и кажется, что любовь во мне ослабевает,
подавленная бременем собственной мощи.
 
О пусть мой взгляд заменит мне красноречие
и станет немым предвестником моего говорящего сердца,
молящим о любви и взыскующим награды
более, чем язык, который больше высказал.
 
О, научись читать то, что написала молчаливая любовь:
умение слышать глазами - часть тонкого ума любви.
 

 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Как тот актер, который, оробев,
Теряет нить давно знакомой роли,
Как тот безумец, что, впадая в гнев,
В избытке сил теряет силу воли, -
 
Так я молчу, не зная, что сказать,
Не оттого, что сердце охладело.
Нет, на мои уста кладет печать
Моя любовь, которой нет предела.
 
Так пусть же книга говорит с тобой.
Пускай она, безмолвный мой ходатай,
Идет к тебе с признаньем и мольбой
И справедливой требует расплаты.
 
Прочтешь ли ты слова любви немой?
Услышишь ли глазами голос мой?