Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 

СОНЕТ 149
 
Как можешь ты сказать, что не люблю,
Жестокая, тебя я всей душой?
Тираном яростным веду войну
На стороне твоей я сам с собой.
 
И разве я терплю твоих врагов?
И лесть им расточать я разве рад?
Себя страданьем наказать готов
Лишь за один твой недовольный взгляд.
 
Какой заслугой прошлой дорожу,
Чтоб не служить тебе и стать чужим,
Когда грехи твои превозношу
И повинуюсь лишь очам твоим?
 
Закон гордыни низок и нелеп:
Ты любишь тех, кто видит, а я слеп.
 
 
Canst thou, O cruel! say I love thee not,
When I against myself with thee partake?
Do I not think on thee, when I forgot
Am of myself, all tyrant, for thy sake?
 
Who hateth thee that I do call my friend?
On whom frown'st thou that I do fawn upon?
Nay, if thou lour'st on me, do I not spend
Revenge upon myself with present moan?
 
What merit do I in myself respect,
That is so proud thy service to despise,
When all my best doth worship thy defect,
Commanded by the motion of thine eyes?
 
But, love, hate on, for now I know thy mind;
Those that can see thou lovest, and I am blind.

 
 
 
09.11.2017  Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – James Tissot
Музыка – George Friedrich Händel

 

 
 
Подстрочный перевод
 
Можешь ли ты, о жестокая, сказать, что я тебя не люблю,
когда я против себя держу твою сторону?
Разве я не думаю о тебе, когда забываю
о себе, становясь полным тираном по отношению к себе ради тебя?
 
Кого из тех, кто ненавидит тебя, я называю своим другом?
К кому из тех, кого ты не одобряешь, я подлизываюсь?
Мало того, если ты смотришь на меня хмуро, разве я не
наказываю себя немедленно страданием?
 
Какую заслугу я в себе почитаю,
чтобы, возгордившись, презреть службу тебе,
когда все лучшее во мне преклоняется перед твоими недостатками,
послушно движению твоих глаз?
 
Однако, любовь моя, питай и дальше ко мне отвращение, так как теперь я знаю твой характер:
ты любишь тех, кто видит тебя, а я слеп.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Ты говоришь, что нет любви во мне.
Но разве я, ведя войну с тобою,
Не на твоей воюю стороне
И не сдаю оружия без боя?
 
Вступал ли я в союз с твоим врагом,
Люблю ли тех, кого ты ненавидишь?
И разве не виню себя кругом,
Когда меня напрасно ты обидишь?
 
Какой заслугой я горжусь своей,
Чтобы считать позором униженье?
Твой грех мне добродетели милей,
Мой приговор - ресниц твоих движенье.
 
В твоей вражде понятно мне одно:
Ты любишь зрячих, - я ослеп давно.