Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 147
 
Моя любовь, как зла порочный круг,
Как лихорадка, разума лишает,
Питаясь всем, что сохранит недуг,
И аппетит грехами умножая.
 
Рассудок – врач, лечивший от любви,
Разгневанный моим пренебреженьем
Меня покинул и сказал: ”Смотри,
Теперь лишь смерть – от страсти излеченье”.
 
Любовь – безумство, где надежды нет.
В смятенье и в бреду мои все речи,
Безумен я, безумен этот свет,
Где всё обман, где миф любви развенчан.
 
Я, как глупец, решил, что ты верна,
А ты, как ад – порочна и черна.
 
 
My love is as a fever, longing still
For that which longer nurseth the disease,
Feeding on that which doth preserve the ill,
The uncertain sickly appetite to please.
 
My reason, the physician to my love,
Angry that his prescriptions are not kept,
Hath left me, and I desperate now approve
Desire is death, which physic did except.
 
Past cure I am, now reason is past care,
And frantic-mad with evermore unrest;
My thoughts and my discourse as madmen's are,
At random from the truth vainly express'd;
 
For I have sworn thee fair and thought thee bright,
Who art as black as hell, as dark as night.

 
 


03.05.2018 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – К. Разумов
Песня “Двуногая смерть” – Queen

 
 
 
           
Подстрочный перевод
 
Моя любовь, как лихорадка, которая все время жаждет
того, что еще больше вскармливает болезнь,
питаясь тем, что сохраняет недуг,
чтобы удовлетворить болезненный аппетит.
 
Мой рассудок - врач, лечивший меня от любви, -
разгневанный тем, что я не выполнял его рецептов,
покинул меня, и теперь я в отчаянье убеждаюсь на опыте,
что страсть, которую отвергает медицина, - это смерть.
 
Мне уже не излечиться теперь, когда рассудок от меня отказался;
я в лихорадочном безумии от вечного смятения,
мои мысли и речь - как у безумца,
они далеки от истины и говорятся без толку.
 
Так, я уверял себя, что ты верна и думал, что ты светла,
а ты черна, как ад и так темна, как ночь.
 

 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Любовь - недуг. Моя душа больна
Томительной, неутолимой жаждой.
Того же яда требует она,
Который отравил ее однажды.
 
Мой разум-врач любовь мою лечил.
Она отвергла травы и коренья,
И бедный лекарь выбился из сил
И нас покинул, потеряв терпенье.
 
Отныне мой недуг неизлечим.
Душа ни в чем покоя не находит.
Покинутые разумом моим,
И чувства и слова по воле бродят.
 
И долго мне, лишенному ума,
Казался раем ад, а светом - тьма!