Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 141

Поистине, я не люблю глазами,
Они ведь видят худшее в тебе,
Но вопреки презренью и печали
Я подчинился роковой судьбе.

Как уши не в восторге от звучанья
И голоса и всех твоих речей,
Так обонянье, вкус и осязанье
Не грезят быть в числе твоих гостей.

Но разум мой и чувства все подвластны
Безумству сердца – стать твоим рабом.
В надменности твоей я стал несчастным
Подобием мужчины и глупцом.

Моя чума – итог страстей и рока,
Где только боль и гибельность порока.


 
In faith, I do not love thee with mine eyes,
For they in thee a thousand errors note;
But 'tis my heart that loves what they despise,
Who in despite of view is pleased to dote;
 
Nor are mine ears with thy tongue's tune delighted,
Nor tender feeling, to base touches prone,
Nor taste, nor smell, desire to be invited
To any sensual feast with thee alone:
 
But my five wits nor my five senses can
Dissuade one foolish heart from serving thee,
Who leaves unsway'd the likeness of a man,
Thy proud hearts slave and vassal wretch to be:
 
Only my plague thus far I count my gain,
That she that makes me sin awards me pain.


 
 
27.05.2018 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Картина – К. Разумов
Музыка – Francis Lai


 
 
Подстрочный перевод
 
Поистине, я не люблю тебя глазами,
так как они подмечают в тебе тысячу изъянов,
но мое сердце любит то, что они презирают,
и вопреки видимому, счастливо обожать тебя.
 
Мои уши также не в восторге от звука твоего голоса,
а мое нежное осязание не склонно к твоим низким прикосновениям,
и ни вкус, ни обоняние не желают быть приглашенными
ни к какому чувственному пиршеству с тобой наедине.
 
Но ни пять моих умственных способностей, ни пять моих чувств не могут
убедить не служить тебе одно мое глупое сердце,
которое заставляет меня - не владеющее собой подобие мужчины,
быть рабом и жалким слугой твоего надменного сердца.
 
Только моя чума вся моя прибыль,
которая делает меня грешником и награждает болью.
 
 
 Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Мои глаза в тебя не влюблены, -
Они твои пороки видят ясно.
А сердце ни одной твоей вины
Не видит и с глазами не согласно.
 
Ушей твоя не услаждает речь.
Твой голос, взор и рук твоих касанье,
Прельщая, не могли меня увлечь
На праздник слуха, зренья, осязанья.
 
И все же внешним чувствам не дано -
Ни всем пяти, ни каждому отдельно -
Уверить сердце бедное одно,
Что это рабство для него смертельно.
 
В своем несчастье одному я рад,
Что ты - мой грех и ты - мой вечный ад.