Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
СОНЕТ 106
 
Когда я в хрониках прошедших дней
Читаю прославленья красоты
Чудеснейших и лучших из людей –
Прекрасных дам и рыцарей любви,
 
Тогда я вижу – древнее перо
В своих стихах о теле и душе
Стремилось ярко описать добро
И совершенства равные тебе.
 
И эти гениальные хвалы –
Пророчества о ценностях твоих,
Которых даже высшие умы
Не находили полностью в других.
 
Вот так и я слова не нахожу,
Когда, немея, о тебе пишу.
 
 
When in the chronicle of wasted time
I see descriptions of the fairest wights,
And beauty making beautiful old rhyme
In praise of ladies dead and lovely knights,
 
Then, in the blazon of sweet beauty's best,
Of hand, of foot, of lip, of eye, of brow,
I see their antique pen would have express'd
Even such a beauty as you master now.
 
So all their praises are but prophecies
Of this our time, all you prefiguring;
And, for they look'd but with divining eyes,
They had not skill enough your worth to sing:
 
For we, which now behold these present days,
Had eyes to wonder, but lack tongues to praise.

 
 
 
22.03.2018 Мельбурн
Сонет – В. Шекспир, перевод – Д. Гудвин
Картина – В. Волегов
Музыка – Pachelbel

 
 
 

Подстрочный перевод
 
Когда в хрониках прошлого
я вижу описания прекраснейших людей
и воспевающие красоту красивые старинные стихи,
восхваляющие умерших очаровательных дам и галантных рыцарей,
 
тогда в этом прославлении лучших образцов красоты -
рук, ног, губ, глаз, лба -
я вижу, что древнее перо стремилось выразить
именно такую красоту, какой ты обладаешь теперь.
 
Так что все их хвалы - не что иное как пророчества
о наступлении нашего времени, предвосхищающие твой образ,
и, поскольку они смотрели только мысленным взором,
у них не хватало мастерства воспеть твое совершенство,
 
ведь даже мы, воочию видящие нынешнее время, -
хотя у нас есть глаза, чтобы восхищаться, - не имеем языка, чтобы воздать хвалу.
 
 
 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака
 
Когда читаю в свитке мертвых лет
О пламенных устах, давно безгласных,
О красоте, слагающей куплет
Во славу дам и рыцарей прекрасных,
 
Столетьями хранимые черты -
Глаза, улыбка, волосы и брови -
Мне говорят, что только в древнем слове
Могла всецело отразиться ты.
 
В любой строке к своей прекрасной даме
Поэт мечтал тебя предугадать,
Но всю тебя не мог он передать,
Впиваясь в даль влюбленными глазами.
 
А нам, кому ты наконец близка, -
Где голос взять, чтобы звучал века?