Все сонеты В. Шекспира в переводе Д. Гудвина
 
 
     
 
 
 
 
СОНЕТ 105

Мою любовь не идолом зовут,
Не ложных верований божеством,
Ведь гимны, оды и хвалу поют
Мои сонеты только об одном:
 
О том, что, ангел, ты всегда добра
И совершенна в дивной красоте.
О том, что грёзы и мечты вчера,
Сегодня, завтра только о тебе.
 
Прекрасна, милосердна и нежна
Моя любовь, Богиня всех стихов.
“Прекрасна, милосердна и верна” –
Три слова, что превыше всяких слов.
 
Три совершенства прежде были врозь,
И лишь в тебе единство их слилось.
 
 
Let not my love be call'd idolatry,
Nor my beloved as an idol show,
Since all alike my songs and praises be
To one, of one, still such, and ever so.


Kind is my love to-day, to-morrow kind,
Still constant in a wondrous excellence;
Therefore my verse, to constancy confined,
One thing expressing, leaves out difference.


'Fair, kind and true' is all my argument,
'Fair, kind, and true', varying to other words,
And in this change is my invention spent,
Three themes in one, which wondrous scope affords.


'Fair, kind, and true' have often lived alone,
Which three till now never kept seat in one.


 
 
01.06.2017 Мельбурн
Стихи – В. Шекспир, перевод Д. Гудвин
Картина – К. Брюллов
Музыка – Georg Friedrich Händel


 
 
Подстрочный перевод
 
Пусть мою любовь не назовут идолопоклонством,
и пусть моя возлюбленная не покажется идолом,
ведь все мои песни и хвалы равно
посвящены одной, поются об одной, всегда таковы и вечно неизменны.
 
Моя возлюбленная добра сегодня, завтра добра,
всегда постоянна в своем дивном совершенстве;
поэтому мои стихи, обреченные на постоянство,
выражая всегда одно, исключают разнообразие.
 
«Прекрасная, добрая и верная» - вот все содержание моих стихов;
«прекрасная, добрая и верная» - варьирую это другими словами,
и на эти вариации тратится все мое воображение, -
три темы в одной, что дает дивные возможности для творчества.
 
«Прекрасная, добрая и верная» - эти качества всегда существовали поодиночке,
все три никогда не помещались в одном человеке.

 
Перевод Самуила Яковлевича Маршака

Язычником меня ты не зови,
Не называй кумиром божество.
Пою я гимны, полные любви,
Ему, о нем и только для него.

Его любовь нежнее с каждым днем,
И, постоянству посвящая стих,
Я поневоле говорю о нем,
Не зная тем и замыслов других.

"Прекрасный, верный, добрый" - вот слова,
Что я твержу на множество ладов.
В них три определенья божества,
Но сколько сочетаний этих слов!

Добро, краса и верность жили врозь,
Но это все в тебе одном слилось.